Руслан и Людмила (поэма)

Страница 8 из 10

На склоне темных берегов

Какой-то речки безымянной,

В прохладном сумраке лесов,

Стоял поникшей хаты кров,

Густыми соснами венчанный.

В теченьи медленном река

Вблизи плетень из тростника

Волною сонной омывала

И вкруг него едва журчала

При легком шуме ветерка.

Долина в сих местах таилась,

Уединенна и темна;

И там, казалось, тишина

С начала мира воцарилась.

Руслан остановил коня.

Всё было тихо, безмятежно;

От рассветающего дня

Долина с рощею прибрежной

Сквозь утренний сияла дым.


Руслан на луг жену слагает,

Садится близ нее, вздыхает

С уныньем сладким и немым;

И вдруг он видит пред собою

Смиренный парус челнока

И слышит песню рыбака

Над тихоструйною рекою.

Раскинув невод по волнам,

Рыбак, на весла наклоненный,

Плывет к лесистым берегам,

К порогу хижины смиренной.

И видит добрый князь Руслан:

Челнок ко брегу приплывает;

Из темной хаты выбегает

Младая дева; стройный стан,

Власы, небрежно распущенны,

Улыбка, тихий взор очей,

И грудь, и плечи обнаженны,

Всё мило, всё пленяет в ней.

И вот они, обняв друг друга,

Садятся у прохладных вод,

И час беспечного досуга

Для них с любовью настает.

Но в изумленьи молчаливом

Кого же в рыбаке счастливом

Наш юный витязь узнает?


Хазарский хан, избранный славой,

Ратмир, в любви, в войне кроваво:

Его соперник молодой,

Ратмир в пустыне безмятежной

Людмилу, славу позабыл

И им навеки изменил

В объятиях подруги нежной.

Герой приближился, и вмиг

Отшельник узнает Руслана,

Встает, летит. Раздался крик…

И обнял князь младого хана.

«Что вижу я? — спросил герой, —

Зачем ты здесь, зачем оставил

Тревоги жизни боевой

И меч, который ты прославил?»


«Мой друг, — ответствовал рыбак, —

Душе наскучил бранной славы

Пустой и гибельный призрак.

Поверь: невинные забавы,

Любовь и мирные дубравы

Милее сердцу во сто крат —

Теперь, утратив жажду брани,

Престал платить безумству дани,

И, верным счастием богат,

Я всё забыл, товарищ милый,

Всё, даже прелести Людмилы».

«Любезный хан, я очень рад! —

Сказал Руслан; — она со мною».

«Возможно ли, какой судьбою?

Что слышу? Русская княжна…

Она с тобою, где ж она?

Позволь… но нет, боюсь измены;

Моя подруга мне мила;

Моей счастливой перемены

Она виновницей была;

Она мне жизнь, она мне радость!

Она мне возвратила вновь

Мою утраченную младость,

И мир, и чистую любовь.

Напрасно счастье мне сулили

Уста волшебниц молодых;

Двенадцать дев меня любили:

Я для нее покинул их;

Оставил терем их веселый,

В тени хранительных дубров;

Сложил и меч и шлем тяжелый,

Забыл и славу и врагов.

Отшельник мирный и безвестный,

Остался в счастливой глуши,

С тобой, друг милый, друг прелестный,

С тобою, свет моей души!»

Пастушка милая внимала

Друзей открытый разговор

И, устремив на хана взор,

И улыбалась и вздыхала.

Рыбак и витязь на брегах

До темной ночи просидели

С душой и сердцем на устах —

Часы невидимо летели.

Чернеет лес, темна гора;

Встает луна — всё тихо стало

Герою в путь давно пора —

Накинув тихо покрывало

На деву спящую, Руслан

Идет и на коня садится;

Задумчиво безмолвный хан

Душой вослед ему стремится,

Руслану счастия, побед

И славы и любви желает…

И думы гордых, юных лет

Невольной грустью оживляет…

Зачем судьбой не суждено

Моей непостоянной лире

Геройство воспевать одно

И с ним (незнаемые в мире)

Любовь и дружбу старых лет?

Печальной истины поэт,

Зачем я должен для потомства

Порок и злобу обнажать

И тайны козни вероломства

В правдивых песнях обличать?

Княжны искатель недостойный,

Охоту к славе потеряв,

Никем не знаемый Фарлаф

В пустыне дальней и спокойной

Скрывался и Наины ждал.

И час торжественный настал.

К нему волшебница явилась,

Вещая: «знаешь ли меня?

Ступай за мной; седлай коня!»

И ведьма кошкой обратилась;

Оседлан конь, она пустилась;

Тропами мрачными дубрав

За нею следует Фарлаф.

Долина тихая дремала,

В ночной одетая туман,

Луна во мгле перебегала

Из тучи в тучу и курган

Мгновенным блеском озаряла.


Под ним в безмолвии Руслан

Сидел с обычною тоскою

Пред усыпленною княжною.

Глубоку думу думал он,

Мечты летели за мечтами,

И неприметно веял сон

Над ним холодными крылами.

На деву смутными очами

В дремоте томной он взглянул

И, утомленною главою

Склонясь к ногам ее, заснул.

И снится вещий сон герою:

Он видит, будто бы княжна

Над страшной бездны глубиною

Стоит недвижна и бледна…

И вдруг Людмила исчезает,

Стоит один над бездной он…

Знакомый глас, призывный стон

Из тихой бездны вылетает…

Руслан стремится за женой;

Стремглав летит во тьме глубокой.

И видит вдруг перед собой:

Владимир, в гриднице высокой,

В кругу седых богатырей,

Между двенадцатью сынами,

С толпою названных гостей

Сидит за браными столами.

И так же гневен старый князь,

Как в день ужасный расставанья,

И все сидят не шевелясь,Не смея перервать молчанья.

Утих веселый шум гостей,

Не ходит чаша круговая…

И видит он среди гостей

В бою сраженного Рогдая:

Убитый, как живой, сидит;

Из опененного стакана

Он, весел, пьет и не глядит

На изумленного Руслана.

Князь видит и младого хана,

Друзей и недругов… и вдруг

Раздался гуслей беглый звук

И голос вещего Баяна,

Певца героев и забав.

Вступает в гридницу Фарлаф,

Ведет он за руку Людмилу;

Но старец, с места не привстав,

Молчит, склонив главу унылу,

Князья, бояре — все молчат,

Душевные движенья кроя.

И всё исчезло — смертный хлад

Объемлет спящего героя.

В дремоту тяжко погружен,

Он льет мучительные слезы,

В волненьи мыслит: это coн!

Томится, но зловещей грезы,

Увы, прервать не в силах он.


Луна чуть светит над горою;

Объяты рощи темнотою,

Долина в мертвой тишине…

Изменник едет на коне.

Перед ним открылася поляна;

Он видит сумрачный курган;

У ног Людмилы спит Руслан,

И ходит конь кругом кургана

Фарлаф с боязнию глядит;

В тумане ведьма исчезает,

В нем сердце замерло, дрожит,

Из хладных рук узду роняет,

Тихонько обнажает меч,

Готовясь витязя без боя

С размаха надвое рассечь…

К нему подъехал. Конь героя,

Врага почуя, закипел,

Заржал и топнул. Знак напрасный!

Руслан не внемлет; сон ужасный,

Как груз, над ним отяготел!..

Изменник, ведьмой ободренный,

Герою в грудь рукой презренной

Вонзает трижды хладну сталь…

И мчится боязливо вдаль

С своей добычей драгоценной.


Всю ночь бесчувственный Руслан

Лежал во мраке под горою.

Часы летели. Кровь рекою

Текла из воспаленных ран.

Поутру, взор открыв туманный,

Пуская тяжкий, слабый стон,

С усильем приподнялся он,

Взглянул, поник главою бранной —

И пал недвижный, бездыханный.
<< в начало12345678910в конец>>

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Anderson/ автор статьи
Загрузка ...